Порошки китая Нижние Барнаул миксы гашиш, купить Зеленоградск бошки Суздаль

Повторяю, мы мертвели. Как это происходило, я позволю себе изобразить в описании суток, проведенных человеком средней мнительности в разгар мора.

Оренбуржец заглядывает наискосок. Действительно, «открылся» новый. Новый тоже «отпирается» и тоже усердно молится. Две проходящие мимо бабы останавливаются и с ужасом глядят на молитву гробовщика. Старый гробовщик на нового смотрит взглядом не конкурента, а авгура… — Тьфу, и оренбуржец садится за работу.

Но работающая голова удивительным образом раздвоилась. Одна половина — не то верхняя, не то правая — работает, а другая неусыпно наблюдает состояние… «наполеона». Наполеон как будто молчит. Так только иной раз его покалывает. Может быть, нервное… Может быть! А может быть, и другое может быть. Ведь эти «запятые» тоже хитрецы: проскочат из желудка в кишки, — и держись тогда «наполеон». Опять кольнуло! Проскочившая запятая рисуется воображению оренбуржца так ясно, что он покрывается мгновенной испариной, вскакивает, ходит некоторое время по комнате и снова подходит к окну.

Гробовщики торгуют лихо (о чем они могли молиться?!). Каждые пять-десять минут к ним подъезжают телеги, запряженные то лошадью, то верблюдом, то волами. В телеге — мужик или баба, с пожелтевшим лицом, остановившимися глазами и сонными движениями. Плакать — никто не плачет. Выбирают гроб, простой, белый, — крашеные давно все вышли, — гробовщик вежливо и оживленно помогает покупателю положить покупку на телегу, и телега отъезжает. Вот и еще, и еще покупатели. Вот приближается, должно быть, хороший покупатель: хорошая крашеная тележка на железных осях, крашеная дуга. Оренбуржец вглядывается — и слегка бледнеет: знает он эту тележку! Вот уже десять дней, как нельзя пройти по улице, чтобы не встретиться с этой хорошей тележкой и ей подобными.

Повторяю, мы мертвели. Как это происходило, я позволю себе изобразить в описании суток, проведенных человеком средней мнительности в разгар мора.

Оренбуржец заглядывает наискосок. Действительно, «открылся» новый. Новый тоже «отпирается» и тоже усердно молится. Две проходящие мимо бабы останавливаются и с ужасом глядят на молитву гробовщика. Старый гробовщик на нового смотрит взглядом не конкурента, а авгура… — Тьфу, и оренбуржец садится за работу.

Но работающая голова удивительным образом раздвоилась. Одна половина — не то верхняя, не то правая — работает, а другая неусыпно наблюдает состояние… «наполеона». Наполеон как будто молчит. Так только иной раз его покалывает. Может быть, нервное… Может быть! А может быть, и другое может быть. Ведь эти «запятые» тоже хитрецы: проскочат из желудка в кишки, — и держись тогда «наполеон». Опять кольнуло! Проскочившая запятая рисуется воображению оренбуржца так ясно, что он покрывается мгновенной испариной, вскакивает, ходит некоторое время по комнате и снова подходит к окну.

Гробовщики торгуют лихо (о чем они могли молиться?!). Каждые пять-десять минут к ним подъезжают телеги, запряженные то лошадью, то верблюдом, то волами. В телеге — мужик или баба, с пожелтевшим лицом, остановившимися глазами и сонными движениями. Плакать — никто не плачет. Выбирают гроб, простой, белый, — крашеные давно все вышли, — гробовщик вежливо и оживленно помогает покупателю положить покупку на телегу, и телега отъезжает. Вот и еще, и еще покупатели. Вот приближается, должно быть, хороший покупатель: хорошая крашеная тележка на железных осях, крашеная дуга. Оренбуржец вглядывается — и слегка бледнеет: знает он эту тележку! Вот уже десять дней, как нельзя пройти по улице, чтобы не встретиться с этой хорошей тележкой и ей подобными.

Алкоголь хороший инструмент отбора так назывеемых крышелётов.
В идеале они должны синячить так, что вообще не оставлять потомства, может тогда страна хоть чуть-чуть очистится от уебаторов.
Вот посмотрите на пьяное быдло:
http://vk.com/feed?section=comments
Скажите, что у них вообще в голове варится, даже когда они трезвые? А то же самое дерьмо и варится.

алкаш вполне лет 20-ть проживет. И наплодит еще нескольких потенциальных аликов.
Чтобы любители допинга не оставляли потомства - это лучше, чтобы они "крокодил" потребляли или, на крайняк - ханку, как встарь. Пара-тройка лет - и свободен

quote: Очень доступно и убедительно о казалось бы очевидных вещах. Топикстартеру -РЕСПЕКТ!
Ему-то за что? )))))))))

Не пью категорически, чего и всем советую. Тот кто заявляет что чуть-чуть можно пусть объяснит в чем разница: съесть ведро говна или пару ложек. По-моему одна фигня.
И про 50 грамм в день тож не надо, британские ученые установили что и это вредно